Вы здесь

Статья 8. Право собственности на водные объекты

СТ 8 ВК РФ

1. Водные объекты находятся в собственности Российской Федерации (федеральной собственности), за исключением случаев, установленных частью 2 настоящей статьи.

2. Пруд, обводненный карьер, расположенные в границах земельного участка, принадлежащего на праве собственности субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию, физическому лицу, юридическому лицу, находятся соответственно в собственности субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица, если иное не установлено федеральными законами.

3. Право собственности Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования, физического лица, юридического лица на пруд, обводненный карьер прекращается одновременно с прекращением права собственности на соответствующий земельный участок, в границах которого расположены такие водные объекты.

4. Пруд, обводненный карьер, указанные в части 3 настоящей статьи, могут отчуждаться в соответствии с гражданским законодательством и земельным законодательством. Не допускается отчуждение таких водных объектов без отчуждения земельных участков, в границах которых они расположены. Данные земельные участки разделу не подлежат, если в результате такого раздела требуется раздел пруда, обводненного карьера.

5. Естественное изменение русла реки не влечет за собой прекращение права собственности Российской Федерации на этот водный объект.

6. Формы собственности на подземные водные объекты определяются законодательством о недрах.

Комментарий к Статье 8 ВК РФ

Право собственности - фундаментальное понятие юридической науки и практики. Еще римские юристы понимали собственность как наиболее полное господство над вещью, но лишь с течением веков европейская правовая мысль стала понимать право собственности как известную триаду: владение (физическое обладание), пользование (возможность эксплуатировать, извлекать полезный эффект из вещи), распоряжение (возможность определять юридическую судьбу вещи, продать, сдать в аренду). Такой же взгляд на собственность разделяется российской правовой теорией и отражается в российском законодательстве.

Согласно статьям 209 - 211 ГК РФ собственник имеет право владения, пользования и распоряжения своим имуществом, несет на себе бремя содержания и риск гибели имущества. Но в Гражданском кодексе РФ (ст. ст. 209, 129) устанавливаются своего рода "экологические приоритеты". Свободное владение, пользование, распоряжение землей и другими природными ресурсами ограничено требованием не наносить ущерб окружающей среде. Кроме того, земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться и переходить от одного лица к другому иным способом в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и другими природными ресурсами (ст. 129 ГК РФ). Таким образом, применение к природным ресурсам (земля, недра, леса, вода, животным мир) института права собственности имеет свои принципиальные особенности.

Содержание права собственности на водные объекты определяется как гражданским, так и водным законодательством. Согласно последнему характерной чертой права собственности на водные объекты является неполное применение понятия "владение" к водным объектам, ибо сосредоточенная в них вода находится в состоянии непрерывного движения и водообмена. Еще одна особенность права собственности на водные объекты заключается в запрете на их отчуждение (кроме прудов и обводненных карьеров).

После длительной и острой дискуссии в обществе новый Водный кодекс разработан таким образом, что положения о преимущественно федеральной собственности на водные объекты были пролонгированы. Впрочем, по-другому этот вопрос в едином федеральном государстве было бы трудно решить. Согласно Кодексу собственность субъектов Федерации, муниципальных образований, физических и юридических лиц теперь возможна лишь на пруды и обводненные карьеры.

Таким образом, законодатель отошел от формулировок первоначальной редакции Водного кодекса 1995 г. о собственности субъектов Федерации на водные объекты, акватории и бассейны которых находятся на территории одного субъекта Федерации (например, области, края, республики). На основе этой формулировки в нескольких субъектах некоторые реки и озера внутреннего стока либо реки, впадающие в море, реально были региональной собственностью. Согласно последующим изменениям в ВК РФ 1995 г. это стало невозможным. В Водном кодексе 2006 г. собственность субъектов Федерации окончательно сведена до собственности лишь на такие искусственные водоемы, как пруды и обводненные карьеры.

Еще одной новеллой Водного кодекса РФ 2006 г. стал отказ от правовой конструкции обособленных водных объектов (замкнутых водоемов). Согласно Закону о введении в действие Водного кодекса Российской Федерации данная формулировка была изъята из земельного и гражданского законодательства. По ВК РФ 1995 г. обособленными могли быть лишь небольшие по площади непроточные искусственные водоемы, не имеющие гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами (как правило, пруды). В то же время следует признать несовершенство и условность правовой конструкции обособленных водных объектов.

Прежде всего, по-разному может пониматься и искусственное происхождение замкнутых водоемов, ибо многие пруды создавались и создаются на месте небольших озер или родников. Кроме того, такие признаки данных водных объектов, как "непроточность" и "замкнутость", по сути, идентичны, а отсутствие гидравлической связи с другими поверхностными водными объектами в реальной жизни встречается очень редко. Даже если пруд прямо не связан с рекой, не исключена его косвенная гидравлическая связь с поверхностными водами через подземные горизонты и родники. В свою очередь, несовершенство правовых конструкций влекло за собой трудности правоприменения. Например, на практике встречались попытки приватизировать озера и иные водоемы, связанные с рекой.

В новом Водном кодексе прямо указаны разновидности поверхностных водных объектов, могущих быть в частной собственности (пруды и обводненные карьеры, находящиеся на частных земельных участках). Однако определения понятий данных водоемов в Кодексе не даны, что может способствовать недобросовестному присвоению в частную собственность небольших озер или, скажем, малых водохранилищ. Кроме того, многие искусственные водоемы возникают на месте естественных. Маленькое озеро, превращенное в небольшой искусственный водоем, может оказаться в частной собственности.

Согласно статье 42 ВК РФ 2006 г. работы по изменению и обустройству природного водоема и водотока проводятся при условии сохранения естественного происхождения водных объектов (надо полагать, и естественного характера водного режима). Данные положения призваны положить конец произвольному запруживанию малых рек и ручьев, наблюдающемуся в период "коттеджного бума" и завершающемуся присвоением "свежеиспеченных" водоемов частными лицами.

Следует также отметить: пруды и обводненные карьеры находятся в собственности субъектов Федерации (республик, краев, областей и др.), муниципальных образований, частных лиц вместе с соответствующими земельными участками. Наложен запрет на отчуждение названных водных объектов без отчуждения земельных участков, в границах которых последние расположены. Данные земельные участки разделу не подлежат, если в результате такого раздела требуется раздел пруда или обводненного карьера. При этом неверно считать, что пруды и обводненные карьеры крайне малы по площади. Некоторые обводненные карьеры, оставленные в результате масштабной добычи полезных ископаемых, крупнее иных озер. Именно поэтому члены Совета Федерации и МПР России предлагают внести поправки в новый Водный кодекс, позволяющие субъектам Федерации определить предельные размеры водоемов, которые могут быть преданы в собственность физических и юридических лиц.

Ограничение предмета возможного права собственности субъектов Федерации лишь прудами и обводненными карьерами было в свое время вопросом острой дискуссии, в которой участвовали администрации субъектов Федерации. При подготовке проекта нового Водного кодекса РФ от регионов поступали следующие интересные, но отклоненные предложения:

- сохранить в собственности субъектов Федерации реки, акватории которых находились исключительно в границах одной области (края, округа);

- передать в собственность субъектов Федерации водотоки, преимущественно расположенные в одном регионе;

- передать в собственность субъектов Федерации рукотворные водные объекты, созданные в целях питьевого водоснабжения данного субъекта вне зависимости от их географического расположения.

Во втором случае речь идет о реках, более половины течения которых приходится на данный регион. В третьем случае - о водохранилищах питьевого назначения. Эти смелые и даже конфликтные предложения имели важную смягчающую оговорку: на внутренние водные пути региональные власти не претендовали.

Правовой режим подземных водных объектов главным образом определяется в законодательстве о недрах. В преамбуле Закона РФ от 21 февраля 1992 г. "О недрах" закреплено, что регулированию подлежат отношения, возникающие в связи с геологическим изучением, использованием и охраной недр территории Российской Федерации и континентального шельфа, в том числе в связи с использованием специфических минеральных ресурсов, включая подземные воды, рассолы и рапу соляных озер, заливов морей.

Согласно статье 1.2 указанного Закона недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Участки недр вмещают в себя и подземные воды. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами.

Итак, подземные воды отнесены к специфическим минеральным ресурсам недр и находятся в государственной собственности. Однако в действующем законодательстве о недрах применяется словосочетание "подземные воды", а не "подземные водные объекты". Это объясняется тем, что в законодательстве о недрах подземные воды рассматриваются как извлекаемый ресурс, а не как природное образование. Такая узость подхода при обновлении законодательства о недрах будет, наверное, преодолена.

Остается неясным, до каких пределов горные породы, вмещающие в себя подземные воды, могут признаваться предметом права собственности на водные объекты. Согласно статье 5 Водного кодекса границы подземных водных объектов определяются в соответствии с законодательством о недрах. Данный вопрос может показаться пока неактуальным, так как недра всецело, включая подземные запасы вод, принадлежат одному хозяину - государству. Поэтому подземные водные объекты как бы теряются в общем массиве государственной собственности на недра. Однако с развитием рыночных отношений в области природопользования подземные водные объекты могут стать предметом договора добычи подземных вод, предусмотренного проектируемым горным законодательством. В любом случае необходимо обеспечить экономное "подземное" водопользование.

Таким образом, при всех изменениях законодатель явно предпочел сохранить государственную собственность на большую часть водного фонда, привлекая частные инвестиции на основе договорного пользования. В частную же собственность, как следует ожидать, должны попасть окруженные частными земельными участками водоемы, до которых у государства "не доходят руки" <70>.

--------------------------------
<70> См.: Сиваков Д.О. Водный кодекс 2006 года: новеллы и задачи применения // Журнал российского права. 2007. N 1. С. 95 - 102; Он же. Новый Водный кодекс - итог обновления водного права // Законодательство и экономика. 2006. N 7. С. 88 - 91; Он же. Частная собственность и частное пользование по новому Водному кодексу Российской Федерации // Право и экономика. 2006. N 8. С. 82 - 85; Он же. Водный кодекс 2006 года: значение для водопользователей // Экология производства. 2006. N 12. С. 14 - 18.